Австрия со всех сторон

Под сенью Пушкина

Просмотров: 23

Четвертого июня в Русском культурном центре в Вене состоялась встреча членов Венского литературного клуба, посвященная 225-й годовщине со дня рождения А. С. Пушкина.

А Пушкин жив по-прежнему 

в томах и строчках.

И вовсе не намерен ставить

точки…

Эти строки венского поэта Аркадия Эйзлера отражают тон встречи, посвященной Александру Сергеевичу. Ведь «поэты, – как провозгласил современник Пушкина Аполлон Григорьев, – являются глашатаями великих истин и великих тайн жизни». Ему также принадлежит идея, что «Пушкин ­– это наше всё».

Сам Григорьев, будучи незаурядным мыслителем, поэтом и мистиком XIX века, представлялся себе трансмиттером извечной мудрости и знаний, носителем генетического кода греческого мифического пророка Гермеса Трисмегиста, одновременно наделял свойствами божества и Пушкина. Поэт и сам осознавал свою особую миссию: 

Я памятник себе воздвиг нерукотворный, 

К нему не зарастет народная тропа…

Думается, существует «загадка Пушкина». Она заключается в том, что беспримерное совершенство и в стихах, и в прозе, и в драме каким-то чудесным образом достигается очень простыми средствами. Пушкин избегает высокопарности, пишет просто и лаконично, его слог мягко и легко входит в ухо слушателя, обольщая душу и ум, навсегда поселяясь в них. 

И долго буду тем любезен я народу, 

Что чувства добрые я лирой пробуждал. 

«Повести Белкина» поражают одновременно и прозаичностью слога, и прелестью сюжетных коллизий, и привлекательностью персонажей. Переодевшись Белкиным, Пушкин подсматривает за тривиальной жизнью, отображает ее понятным языком и тем сыскивает народную славу.

Именно таким, слившимся с толпой, растворившимся в ней созерцателем, изваял памятник Пушкину для венского парка Оберлаа скульптор Юрий Орехов. Поэт изображен в его традиционном сюртуке с тростью в руке. Вот он шагает, рифмуя строки, наблюдая за циркуляцией потока венцев – выплывающих из метро, стремительно движущихся по стеклянному прямоугольнику к бассейну с термальными водами и неспешно возвращающихся обратно – отдохнувших и зарозовевшихся. Поэту Виктору Клыкову эта картинка навеяла такой стих:

Худенький Пушкин, зеленый,

стоит одинок, удивленный,

раскинув полы сюртука.

«Куда я попал?..»

И нет ни Двора, ни царя, 

ни актрис.

Пред ним – Оберлаа,

За ним – в дымке Альпов 

Заснеженный фриз.

На вечере некоторые поэты рассказывали о сплетениях линий их собственной судьбы с раннего детства с именем Пушкина. И, пожалуй, лейтмотивом всей встречи литературного круга стала тема встраивания Пушкина в судьбу отдельного человека.

Австрийский философ Рудольф Штайнер в своей работе «Философия свободы» размышлял о том, что человек находится в неразрывной связи с объектом наблюдения. Объект наблюдения влияет на нас, а процесс созерцания постоянно нас меняет. И мы являемся участниками постоянно меняющихся процессов. Как же в эту модель встраивается Пушкин? Как он преобразует созерцающих его субъектов?­ И – наоборот? К прискорбию миллионов читателей, рано оборвавшаяся жизнь Пушкина не позволила нам увидеть его в возрасте полной зрелости, как немцам – своего гениального кумира Гёте.

Творчество Пушкина сыграло важнейшую роль в формировании норм современного литературного языка. Подобно Данте Алигьери, который в XIV веке отказался писать «Божественную комедию» на латыни, а использовал живой итальянский язык, Пушкин совершил нечто революционное, гениально-органично соединив богатейший язык простонародья с высоким языком искусства.

Свою интерпретацию внедрения языка Пушкина в ритмы современной эпохи посредством искусственного интеллекта и музыкального ритма с использованием новаций Хлебникова, дадаистов, Шкловского предложил музыкант Максим Селуянов, доказав тем самым, что Пушкин достаточно органично встраивается и в концепцию современного искусства:

И когда поют пушки, музы 

молчат.

И когда играют музы, поёт 

Пушкин.

Служенье муз не терпит суеты.

Пушкин поет дуэтом 

с Шупкиным,

А Ушкин их слушает

Pooh.

И это всё.

Наше всё.

Известный профессор и педагог А. Бердичевский предлагает своим австрийским студентам для лучшего освоения Пушкина такой тест: на каждую букву алфавита нужно назвать произведение поэта или имя, связанное с ним. Такой же занимательный тест-игра был предложен и участникам встречи. Ответы были такими: А ­– Александр, Б – Бахчисарайский фонтан, В – Выстрел, Г ­– Гробовщик, Д – Дубровский, Е ­– Евгений Онегин, Ж – Жуковский, З ­– Земфира, И – Исповедь, К – Капитанская дочка, Л – Людмила, М – Михайловское, Н – Натали… Разумеется, ответы не являются исчерпывающими, и читателю предлагается этот список продолжить.

Но знает ли Александра Сергеевича читающая публика Западной Европы? Одна из участниц встречи накануне спросила своего австрийского приятеля, знает ли он такого поэта – А. С. Пушкина. Тот, блеснув глазами, гордо ответил, что, конечно, знает, у него дома даже есть томик Пушкина на немецком языке.

Ну, хорошо, немцы были дальними родственниками Пушкина, да и сам поэт являлся почитателем западной литературы.

… о Байроне ты слышал невзначай.

Но зрелого тебя Шекспир пленил –

Ты плакал в крик, 

а мавританец все душил,

Ломая позвонки наивной Дездемоны… 

(А. Эйзлер)

На встрече памяти Пушкина читались также стихи на немецком и на сербском языках, что расширило круг активных участников за пределы русскоязычной публики. Стоит сказать несколько слов и о самом клубе. 

Клуб существует уже 18 лет. Открывший встречу директор Русского дома в Вене Олег Ксенофонтов в своем приветственном слове назвал председателя клуба Виктора Клыкова «вдохновителем творческих людей». Всемирная организация писателей (WOW) высоко оценила литературную деятельность клуба, прислав поздравление. Сам же Клыков заметил, что залог успеха клуба – результат творческого потенциала его участников. И это действительно так. Вдохновенное чтение повести юбиляра Ольгой Бригадновой, несомненно, побудит многих перечитать гениальные «Египетские ночи», выступление Алисы Мамаевой, в прошлом доцента Литинститута им. М. Горького, – посмотреть новую музыкально-драматическую композицию «Пушкин, Моцарт и Сальери… Послесловие». А исполненные романсы на стихи Пушкина «Я ехал к Вам» и «Зимний вечер» волшебным образом откликнулись через несколько дней в Венском Концертном зале романсом Рахманинова «Не пой, красавица, при мне ты песен Грузии печальной…».

Помимо упомянутых, в вечере принимали участие также литераторы: Н. Шурина, Ю. Хоменко, Д. Стефано (Сербия), Н. Артнер, С. Брюханова, И. Кольенен, Л. Могилевская, М. Стариченко

О. Клыкова спела с залом под гитару романсы на стихи Пушкина.

 

Виктория Малышева, г. Вена

Фото предоставлено клубом

Оставьте свой комментарий к статье
  • Регистрация
  • Авторизация

Создайте новый аккаунт

Быстрый вход через социальные сети

Войти в аккаунт

Быстрый вход через социальные сети