Австрия со всех сторон

«Стухлик», или Австрийские Альпы глазами российской глубинки

Просмотров: 65

«Хочешь – солнце вместо лампы, 

Хочешь – за окошком Альпы…»

(Земфира тут совсем не в тему, зато про Альпы)

Я не очень люблю общественные праздники. Более того – я их боюсь. Несколько раз в году всё, ну или почти всё население страны начинает оголтело скупать просроченный продуктовый ассортимент и куда-то двигать. На центральную площадь, в церковь, Турцию, кино, море, кладбище, шопинг-центры, в горы с лыжами. Последнее мероприятие прочно вошло в список необходимых развлечений в разрешенные «сверху» пролонгированные выходные. Народ едет показать себя, посидеть в ресторанах, посетить местные достопримечательности, прикупив там кое-какого товару, ну и покататься на лыжах. Опять же фотки отменные получаются.

Я тихо сижу в своей провинции и жду. Вот-вот все это кончится, и тогда наступит мое время. Время дешевых перелетов, пустынных склонов, уценки «снаряги» и прочих бонусов, которые я оставляю себе. И вот я в постновогодней Вене, в явном замешательстве от того, что видят глаза, и в предвкушении сказочных покатушек. В многоярусном лабиринте-автостоянке садимся в арендованный заранее «Форд Фокус» и понимаем, что фокус, кажется, получился. Ночью в Вене я еще не была, я еду куда-то в горы, где нас ждут улыбчивые виртуальные друзья, сдающие дешевое жилье. Все вокруг кажется бутафорским. Кукольные домики, церквушки, еще не разобранные новогодние елки с одинаковыми гирляндами. В горах пошел мощный снегопад, уже хочется доехать, побрататься с друзьями, выпить чего-нибудь и съесть. Двухэтажный дом на окраине деревушки, пожилая дама с резиновой улыбкой ведет на второй этаж, попутно перечисляя список того, чего нельзя.

Царит гробовая тишина. А ведь еще не глубокая ночь, и люди есть в наличии, судя по ботинкам, которые положено оставлять перед дверями номеров. Нам показали, где кухня, там можно кипятить чай и ни в коем случае не забирать чашки в комнату. Еды не предлагалось никакой, а местные магазины, по информации хозяйки, давно закрыты. Запасов ни у кого из нас не оказалось – ехали ж в Европу. Уныло пьем мой травяной чай для улучшения форм, а Гретхен (так мы назвали нашу хозяйку) стоит рядом и тщательно протирает тряпочкой капли кипятка, соскочившие с чайника мимо чашки. Отель, тут же обозначенный нами в навигаторе как «монастырь Св. Гретхен», забронировали на трое суток. Утром нам выкатили счет куда выше обозначенного на сайте, и мы, сделав трижды ку, злые и голодные, поехали искать то, зачем приехали, – склоны.

Едем, чтобы никогда не вернуться в эту обитель добродетели. В Австрии найти, где покататься, – сложная задача. Вся страна представляет собой гигантский горнолыжный курорт с тысячами, десятками тысяч трасс. И на чем остановить свой выбор – непонятно. Снег идет крупными хлопьями, часов десять подряд.

Многочисленным фурам очень тяжело в горах, цепи есть не у всех. Попадаем в настоящую европейскую пробку. Как-то странно мы проводим выстраданный в неравной схватке с начальством отпуск за свой счет. Не по-австрийски. Стоим больше часа. Товарищи из соседних машин достают из багажников корзины, наверное, с едой. А у нас только тот чай, что для улучшения форм. Пробка ждет своего часа вежливо. Изо всех сил теснится к обочине, пропуская эвакуаторов. В конце концов фуры растаскивают, и мы едем дальше. Австрия, как мне показалось из окна «Фокуса», сплошь местечковая. Одна деревенька сменяет другую, все заточено под чуть ли не круглогодичное катание. Везет же людям – катайся сколько душе угодно. Даже не нужен отпуск за свой счет. 

Следующий отель был полной противоположностью «монастырю Св. Гретхен». Море огней, диваны, камины, картины, не всегда приличные – роскошь вопиющая. И народ, бегающий взад-вперед в клетчатых рубашках и разухабистых шортах. На завтрак мы уже опоздали, а до ужина не дожить. Зато в каминном зале стоит огромная бадья с бульоном и вторая бадья с сухарями. Красномордый люд заходит прямо с морозного дня и чинно ест. Этот факт стал для меня очередным потрясением. Почему люди не разговаривают друг с другом? Иначе ведь скучно жить!

Я никогда раньше не поднималась на канатке. Только на бугельных подъемниках, отчего левый рукав моей куртки был хронически засолидолен и ободран. А тут меня везут долго-долго через леса и озера, вернее над ними – дух захватывает и дрожь по телу. От предвкушения спуска, наверное. И такой долгий-долгий спуск. Хочется смеяться от нереальной гладкости поверхности склона. Оттого, что он такой широкий, такой ласковый, такой прощающий все ошибки и отсутствие техники.

Едва слышна музыка. Ненавязчивая такая попса без рекламы. Тепло, но не жарко, светло, но не ярко, облака по небу живописно летят. Лыжи сами входят в поворот, они ведь даже ниже моего роста, что совсем не спортивно, как мне всегда казалось.

Я взяла их в местном прокате, чтобы оценить, что такое короткие лыжи. Мне еще пришлось настаивать, что они действительно очень короткие для меня и что короче – только ласты, чем вызвала долесекундное уважение в глазах прокатчика. Это были единственные такие глаза из тысячи глаз, увиденных мною в Европе. Живые, увлеченные, где-то даже «шизанутые». Все остальные смотрели на мир уверенно-спокойно-равнодушно. Мне скучно среди таких глаз. Хочется домой – к бугельным подъемникам и булыжникам под снегом. 

В кафешке на склоне – толпы людей, а обслуживает всех одна немолодая дама с усталым лицом. Она очень быстро всем разносит заказы, а деньги собирать не успевает. Ее хватают за руки и суют деньги. Она даже не пытается отследить, все ли с ней расплатились. Ей этого не надо, никто не уйдет просто так. И толпы детишек. Меня, как недавнюю молодую мамашу, просто потрясло, что можно оставлять коляски с дрыхнущими в них младенцами сбоку от короткого спуска и кататься себе вволю. Те киндеры, что уже могли стоять, стояли на лыжах в охапках из инструкторских рук и ног и стойко переносили процесс обучения. Другая часть мелкого народу ползала по снегу, а где при этом шатались родители – черт их знает…

Внизу, где скопом стоят кафешки и пункты проката, расположились магазины со снаряжением. Это очень приятное воспоминание, не могу не поделиться – там горы всего горнолыжного по ценам явно ниже наших. Есть смысл не тащить свое, намоленное, а купить там что-нибудь новенькое. Правда, тогда, чтобы получить возврат каких-то там денег в аэропорту, всем этим нельзя будет пользоваться. Ну, или договориться со своей жабой и кататься на свежекупленном. Глазки разбегаются от предложений, тетеньки-продавцы весело ржут, пытаясь разобраться с таганрогским английским, и реально помогают определиться с выбором. В общем, приятные места. Есть где отвести душу и поддержать местного производителя. У нас же только – «Спорт-мастеры» и «Высшие лиги» с ассортиментом товара для первомайского шашлыка, ну, разве что облюбованный мною лет десять назад «Триал» доставляет. А так – скукотища…

Вечером – ужин в ресторане при отеле. Свечи, элегантные девушки-официантки, говорящие между собой на славянском языке, празднично сервированные столы. Нет, у них, наверное, это не празднично, а скорее даже обыденно. Но мне милее другое. Как было на Олимпе – с длинными столами, за которыми сидят веселые люди, громко смеются и пьют пиво. 

Итого: кататься в Альпах скучно! Пусть меня сейчас заплюют скорлупой от семечек. Зато можно ездить каждый день на новые трассы. Они похожи друг на друга как близнецы. Мне иногда казалось, что мы ехали-ехали, а потом вернулись к исходной точке. Но опыт, конечно, ценный. Это, может быть, не очень дорого и тому, кто любит вельвет и запредельный комфорт, – тому там и место. Теплое такое, гладкое. Может, я даже полюблю эти Альпы когда-нибудь. Когда стану респектабельной и важной.
P. S. Дело происходило в местечке Stuhleck в окрестностях города Шпиталь-ам-Земмеринг (если не знать немецкого языка, читается как Стухлик…).

ostrova7
Источник: www.ski.ru
Фото автора

Оставьте свой комментарий к статье
  • Регистрация
  • Авторизация

Создайте новый аккаунт

Быстрый вход через социальные сети

Войти в аккаунт

Быстрый вход через социальные сети