Австрия со всех сторон

К 150-летию открытия Земли Франца-Иосифа

Просмотров: 91

Бесценный подарок природы, или Просто ЗФИ

Земля Франца-Иосифа, или просто ЗФИ, как называют ее полярники, – архипелаг, состоящий из 187 островов общей площадью 16,5 тыс. кв. км. От острова Рудольфа – самого северного острова архипелага – до Северного полюса – 900 км.

Более 200 млн лет назад на месте ЗФИ плескалось теплое море, по берегам росли папоротниковые леса. По трещинам земной коры из глубоких недр на дно моря изливались расплавленные базальты, в конце концов поднявшиеся над уровнем воды и образовавшие острова. Миллион лет назад, когда во всем северном полушарии заметно похолодало, на базальтовых скалах появились ледники.

Сейчас лишь седьмая часть ЗФИ свободна от ледяного покрова. Средняя толща уникальных ледников – 180 м. Природа сохранилась тут в первозданном виде со времен ледникового периода.

По данным ученых, общий объем льдов архипелага – 2500 куб. км, в них заключено 2 250 млрд тонн воды. Это больше, чем в Байкале.

 

Гениальная догадка Ломоносова

Первым о возможном существовании этой земли написал Михаил Васильевич Ломоносов в своем капитальном труде «Краткое описание разных путешествий по северным морям и показание возможного проходу Сибирским океаном в Восточную Индию». Великий русский ученый высказал гениальную догадку о том, что, «может быть, и не в самой полярной точке, однако близ оной должно быть немалому острову или еще многим». На пути к полюсу может быть встречена «высокая и приглубая земля». Он даже указывал ее координаты, уточняя, что это «великий остров, который лежит к северу далее 80° и 11′, склоняясь от Шпицбергена к востоку». Как раз в этом месте находится Земля Франца-Иосифа!

В 1763 году Ломоносов разработал план первой высокоширотной экспедиции для отыскания «проходу в Восточный океан». Этот план дважды, в 1765 и 1766 годах, пыталась осуществить на трех судах секретная экспедиция капитан-командора В. Я. Чичагова, но из-за непроходимых льдов она возвращалась в Архангельск.

В 1865 году к этому вопросу вернулись в годовщину столетия со дня смерти М. В. Ломоносова. Лейтенант Николай Шиллинг (впоследствии вице-адмирал), вспоминая идею ученого-энциклопедиста, писал в «Морском сборнике» и сообщал в докладной записке Русскому Географическому обществу, что, на основе анализа дрейфа морских льдов между Новой Землей и Шпицбергеном, предполагает в этом районе наличие большой неизвестной земли или архипелага. Блестяще дополнил его расчеты князь Петр Кропоткин, который был в то время секретарем Русского Географического общества. Он стал секретарем комиссии по подготовке экспедиции в моря Северного Ледовитого океана, составил программу комплексных исследований и обратился к царскому правительству с просьбой выделить средства, в чем правительство отказало.

 

Их привела сюда случайность

В 1872 году в Австрии при поддержке «Общества содействия австрийской экспедиции к Северному полюсу» был организован сбор средств для экспедиции в Арктику под руководством лейтенантов Юлиуса Пайера и Карла Вейпрехта.

Ее главной целью было открытие Северо-Восточного морского прохода из Атлантического океана в Тихий. Ближайшая задача состояла в исследовании части Полярного океана и территорий, расположенных к северо-востоку от Новой Земли. Являясь сторонниками гипотезы германского ученого Августа Петермана о существовании «теплого» (т. е. свободного ото льдов) Северного полярного моря, Вейпрехт и Пайер предполагали пройти в Берингов пролив по существующей, как они надеялись, к северо-востоку от Новой Земли Великой Сибирской полынье.

Специально для экспедиции было построено деревянное паровое судно «Тегетхоф» водоизмещением 220 тонн с машиной в 100 л. с.

13 июня 1872 года «Тегетхоф» покинул германский порт Бремерхафен и направился к берегам Новой Земли. Расчеты на то, что Баренцево море будет свободным ото льдов, оказались ошибочными. Уже 21 августа у западного побережья Новой Земли, севернее небольших островов Баренца, льды пленили «Тегетхоф», и вместе с ними в течение многих месяцев судно дрейфовало на северо-запад.

Спустя год, 30 августа 1873 года, в монотонной жизни затертого во льдах корабля произошло важное событие. «Около полудня, – вспоминал впоследствии Юлиус Пайер, – мы стояли, облокотившись о борт корабля, и бесцельно глядели в туман, который то тут, то там начинало разрывать. Внезапно на северо-западе туман рассеялся совсем, и мы увидели очертания скал. А через несколько минут перед нашими глазами во всем блеске развернулась панорама горной страны, сверкающей своими ледниками. <…> Мы разразились бурными криками: «Земля, земля!» Нам подарил ее каприз пленившей нас льдины… Нас привела сюда случайность». В честь австрийского императора новую сушу назвали Землей Франца-Иосифа. А самый северный остров архипелага – именем кронпринца Рудольфа, сына императора.

Лишь через два месяца, 1 ноября 1873 года, когда дрейфовавшее со льдами судно вмерзло в береговой припай, участникам экспедиции удалось высадиться на берег небольшого острова на юго-востоке Земли Франца-Иосифа, названного в честь одного из главных покровителей экспедиции – графа Ганса Вильчека. Наступившая полярная ночь не позволила сразу приступить к исследованию открытой суши.

Как только взошло солнце, началась подготовка к санным путешествиям для исследования Земли Франца-Иосифа. Первый поход состоялся в середине марта. Пайер посетил мыс Тегетхоф и поднялся на ледник Сонклар на острове Галля. На вершине ледника была отмечена температура 50° С ниже нуля.

В конце марта Пайер в сопровождении шести человек отправился в большую санную экспедицию. Собак у австрийцев было всего три, поэтому сани тянули в основном люди. В течение месяца Пайер путешествовал по Земле Франца-Иосифа, собирая образцы горных пород, изучал строение суши и покрывающих ее ледников, знакомился с животной жизнью архипелага. Во время этого похода австрийцы достигли крайней северной оконечности Земли Франца-Иосифа – мыса Флигели, где участники экспедиции подняли австрийский флаг.

В начале мая Пайер с двумя спутниками предпринял поездку на запад, во время которой убедился, что и в этом направлении открытая земля имеет огромное протяжение. В результате произведенных исследований Юлиус Пайер составил первую, к сожалению, очень неточную карту Земли Франца-Иосифа.

В мае 1874 года участники экспедиции решили покинуть остававшийся в ледовом плену «Тегетхоф» и добираться к берегам Новой Земли в надежде встретить там какое-нибудь промысловое судно. Двигались, то перебираясь по льдинам с ломами и топорами в руках и переправляя груз на санях, то преодолевая полыньи, разводья и большие пространства открытой воды в четырех шлюпках на веслах или под парусом. Только через 96 дней, в ночь с 17 на 18 августа, измученные путешественники достигли полуострова Адмиралтейства Новой Земли. На Южном острове Новой Земли, в районе залива Пухового, 24 августа им посчастливилось встретиться с артелью поморов во главе с Федором Ворониным, который, приняв пострадавших на борт своей шхуны «Николай», доставил их в норвежский порт Варде. Оттуда австрийские полярники 3 сентября, на 812-й день от начала экспедиции, благополучно вернулись на родину.

 

Пайер был неправ

В результате экспедиции Пайер заявил: «Годы пройдут, а эти негостеприимные берега останутся теми же, и снова воцарится здесь нарушенное нами их великое одиночество… Посещенные нами земли едва ли когда-нибудь окажут материальную пользу человечеству».

Но всего через пять лет на ЗФИ пришло голландское исследовательское судно «Биллем Баренц» капитана Де Брюйне, в 1881 – 1882 годах – паровая яхта «Эйра» шотландца Бенджамена Ли Смита. В 1894 – 1897 годах английская экспедиция Фредерика Джексона обследовала на санях и шлюпках юго-западную и северо-восточную части архипелага – пролив Британский канал. Норвежские исследователи Ф. Нансен и Я. Иогансен пытались добраться до Северного полюса…

За полвека со времени открытия Землю Франца-Иосифа посетило одиннадцать научных экспедиций.

 

Право первооткрывателей

Царское правительство ничуть не занимал этот студеный архипелаг. И только в 1914 году, с началом Первой мировой войны, капитан 1 ранга И. И. Ислямов, приплывший сюда на шхуне «Герта», по собственной инициативе поднял на мысе Флора острова Гукера русский флаг и объявил архипелаг принадлежащим России. Австро-Венгрия воевала на стороне Германии, но на архипелаг не претендовала.

Ислямов предложил переименовать архипелаг в Землю Романовых, но царские сановники отказались. В 1929 году Географическое общество СССР предлагало назвать ЗФИ архипелагом Ломоносова, в 1930 году президиум Академии наук СССР в связи с кончиной Фритьофа Нансена – Землей Нансена. В 1935 году известный полярный геолог Н. Н. Урванцев писал, что эта земля «должна была бы носить имя выдающегося геолога и революционера П. П. Кропоткина…» Однако право первооткрывателей давать названия общепринято и общепризнанно во всем мире, и данные ими имена сохраняются на карте Арктики.

На первый взгляд, карта ЗФИ сплошь «заселена» иностранцами. Однако и русских названий здесь не меньше, только они были даны позже и более мелким объектам. Мыс Шиллинга на западе острова Вильчека, ледниковый купол Кропоткина на острове Земля Александры – память о людях, предсказавших существование этой земли. Залив Макарова, мыс и ледник Седова, мыс Альбанова на острове Гукера, пролив Ермак… Много названий дано в честь русских и советских ученых, исследователей, моряков и полярников. Обсерватория имени Э. Т. Кренкеля на острове Хейса, бухта Ширшова на острове Земля Георга и озеро Ширшова на острове Харли – память о папанинцах. Некоторые объекты названы именами полярных авиаторов: мысы Молокова и Головина, Сугробова и Побежимова.

 

Письмо из прошлого

В конце 70-х годов XX века гидрографы Диксонской гидробазы Министерства морского флота, работая на острове Ламон Земли Франца-Иосифа, наткнулись на полуразрушенный каменный гурий, разобрав который, обнаружили деревянный цилиндр, заткнутый пробкой и залитый суриком. В таком необычном «почтовом ящике» более ста лет пролежало письмо Карла Вейпрехта, в котором сообщалось о бедственном положении экспедиции и приводились координаты юго-восточной оконечности архипелага. Листы, обернутые в восковую бумагу и фольгу, хорошо сохранились.

 

Австро-российская экспедиция

В 2005 году состоялась совместная австро-российская экспедиция памяти Пайера – Вейпрехта, посвященная 130-летию открытия Земли Франца-Иосифа австро-венгерскими исследователями. В группу полярников вошли два россиянина и два жителя австрийской федеральной земли Тироль. На лыжах и санях они прошли Землю Франца-Иосифа от мыса Тироль до острова Рудольфа.

Редакция «НВЖ»

 

Есть земля на севере…

Есть земля на севере

Францева Иосифа –

там навек забуду я,

что меня ты бросила.

Полно разговаривать,

знаю я заранее –

будешь ты участвовать

в северном сиянии.

Знаю я заранее,

что зарю над льдинами

будешь пошевеливать

пальчиками длинными.

Солнышко на севере

малым светом тратится,

ждут давно на полюсе

твоего вмешательства.

Мне людей не надобно,

мне делиться хочется

с белыми медведями

черным одиночеством.

Есть земля на севере

Францева Иосифа –

там навек забуду я,

что меня ты бросила.

Михаил Светлов, 1986 г.

 

Песенка о ЗФИ

Посмотри-ка ты ночью туда,

Где полярная светит звезда.

И пиши теперь письма свои

На архипелаг, на ЗФИ.

O-о-о-о, ЗФИ, синие горы,

Мне не забыть снега твои,

Твои просторы.

Мы сойдем на льды,

мы найдем следы.

Здесь надежды лежат

у замерзшей воды.

Вот какая там есть широта,

Вот какая там есть долгота.

O-о-о-о, ЗФИ, синие горы,

Мне не забыть снега твои,

Твои просторы.

И седой совсем, здесь ходил Нансен,

И спасая других, здесь погиб Амундсен.

Вот какая там есть широта,

Вот какая там есть долгота.

O-о-о-о, ЗФИ, синие горы,

Мне не забыть снега твои,

Твои просторы.

Юрий Визбор, 1968 г.

Оставьте свой комментарий к статье
  • Регистрация
  • Авторизация

Создайте новый аккаунт

Быстрый вход через социальные сети

Войти в аккаунт

Быстрый вход через социальные сети